Горная болезнь, взгляд изнутри. Восхождение на Килиманджаро.

КилиманджароЭтот рассказ записан по материалам моего аудио-дневника «Восхождение на Килиманджаро». Из-за горной болезни и неправильно принятых решений, я смогла подняться только до отметки 5300м. Спускаться, к сожалению, пришлось на автомобиле спасательной службы.

Ниже записан перечень моих заблуждений и детальное описание развития горной болезни: как это ощущалось в теле и отражалось на моих действиях.

Предрассудки, с которыми я вышла на маршрут

1. «Мышечная память — это уникальный механизм тела, мгновенно приводящий в тонус вялые мышцы, которые когда-то уже тренировались для восхождения на подобную гору».

Полная ерунда. Мышцы тела либо готовы к высокой физической нагрузке, либо нет. Если нет, то ослабленному разряженным воздухом организму придётся, наряду с налаживанием работы сердца, легких и других жизненно важных органов, заниматься бодибилдингом в ходе маршрута. Хватит ли энергии на всё? У меня, например, не хватило.

2. «Лишний вес просто тает в горах от постоянной физической активности и, к концу похода, я снова буду стройной».

Это возможно, но не от физической активности. Как показали мои наблюдения и опыт, для хорошего похудательного эффекта нужно, как минимум, зацепить диарею. Также, хорошо зарекомендовали себя простуда и горная болезнь с полной потерей аппетита и обязательной рвотой. Ну, а если серьезно, худеть нужно было до выхода на маршрут, а не во время. Первыми жертвами «больших объемов» стали суставы и связки, про сердце и говорить не приходится.

3. «Горная акклиматизация сохраняется в памяти организма, как минимум, 3-4 месяца».

Если бы было все так просто. В ноябре я провела две недели в Гималаях на 4-5 тысячных высотах. Менее чем через три месяца, на Килиманджаро, меня накрыло горной болезнью до того как я успела пройти высоту 3,5 тысячи метров.

Короче говоря, как вы уже поняли, в Танзанию я прибыла в НЕ очень хорошей физической форме, на 5 кг тяжелее своего спортивного веса и очень самоуверенная.

День 1. Главные ворота Марангу (1905м) — хижины Мандара (2723м)
Путри, Оксана Луценко и гид, г Килиманджаро, Танзания
Маршрут Марангу, Килиманджаро

Традиционно сфотографировались у входа, и пошли сквозь густой лес по ухоженной тропе. Немного побаливает голова, сказывается вчерашняя дегустация местных сортов пива. Моя группа состоит из четырех человек: я, напарница, гид и помощник гида. Гиды плетутся позади, напарница бодро бежит впереди. Она, как и большинство адекватных людей, усердно тренировалась перед восхождением.

Под конец дня меня посетила мысль, что надо таки было похудеть перед походом или хотя бы не набирать столько лишнего веса. Понятно, что делать уже нечего. Пью много воды и продолжаю верить в заблуждение №2 о тающем весе.

Хижины Мандара, 2720м
Хижины Мандара, 2720м

Пришли к хижинам Мандара. Действительно выглядят симпатично, чистенькие и уютные. Хижина смахивает на маленькое чердачное помещение на четыре койко-места с электрической розеткой и центральной лампочкой вверху. Все удобства на улице. Столовка недалеко. Вовсю светит солнышко, тепло. Все просто великолепно!

К сожалению, «счастье длилось так недолго». Спать мне довелось всего пару часов. У меня даже появились мысли: почему бы нам не договориться и не выходить по нужде всем вместе в одно и то же время; или хотя бы пользоваться фонариками вместо центрального освещения; или выгонять из хижины кашляющих, сморкающихся и шуршащих пакетиками постояльцев. Но главное, нужно обязательно оторвать и выбросить скрипящую входную дверь с тяжелым металлическим замком; заткнуть какое-то «говорливое» ночное создание в лесу; и убить товарища, который надоумил меня взять спальник на -29°С, в то время как температура в хижинах +10°С…

Так, в первую же ночь, горная болезнь проявилась через излишнюю раздражительность. Лиха беда начала!

День 2. Хижины Мандара (2723м) — хижины Хоромбо (3721м)

С приходом солнца, пусть даже в облаках, моя жизнь наладилась. Меня поставили первой в колоне, за мной напарница и оба гида привычно поплелись за нами.

На фоне бессонной ночи, появилась ноющая головная боль, которая утихала, как только на смену солнцу приходил дождь. Останавливался дождь, возвращалась головная боль. Интересный эффект…

Я наслаждалась маневрированием между ручейками и скаканьем по камням ровно пару часов. Мое физическое состояние внезапно начало резко ухудшаться, появилась слабость в ногах и я заметила «внутренний разговор» в голове. К моменту остановки на обед у меня полностью исчез аппетит. Фраза «нужно заставить себя съесть что-нибудь» вызывала сильное раздражение и тошноту. Определенно я попалась на горняшку и заблуждение №3, о сохранности предыдущей акклиматизации в памяти организма, официально было признано заблуждением.

Стараюсь пить как можно больше воды. Иду с трудом, считать шаги получается только на английском, русский счет почему-то больше не рифмуется. Полезли образы из документальных фильмов про Эверест, Букреева, Месснера, задумалась «а счастлива ли я в жизни?», стало как-то жаль себя… Жуткий бардак в голове! Когда мы дошли до хижин Хоромбо, я просто упала на койку и отключилась…

Видимо пару часов сна придали мне сил, потому что к ужину аппетит, настроение и «соображалка» вернулись к более-менее нормальному функционированию.

Ночью меня уже больше не беспокоили соседи. Беруши и повязка на глаза подарили магическое уединение. Хотя опять-таки, выспаться мне не удалось. Благодаря теплой хижине и моему спальному мешку на -29ºС, спать приходилось нагишом, истекая потом.

День 3. Хижины Хоромбо (3721м) — скала Зебра (4048м). Акклиматизационный день.

Домики Хоромбо, 3720 м
Домики Хоромбо, 3720 м

Утром облачно, прохладно, вероятно скоро пойдет дождь. Головная боль присутствует на заднем фоне все время. Иду как обычно первой в колоне, медленно, без спешки. Перед выходом поленилась разбавить воду кипятком и залила в резервуар холодную. Теперь понимаю, что воды вдоволь напиться не удастся. Каждый глоток останавливается на уровне рта и ждет, пока недовольное горло пропустит его дальше. Начался дождь, похолодало. Ура! Головная боль полностью утихла. Еще бы, при таком-то ливне.

Скала Зебра действительно похожа своим раскрасом на зебру. Фотографируемся… и вдруг! какой-то энергетический скачок. Мне жутко захотелось взобраться по скале на вершину. Я сама не поняла, откуда появилось столько сил и, как я метеором вскарабкалась по мокрым камням наверх, не выпуская трекинговые палки из рук. Наверху захотелось спуститься вниз и залезть еще раз. Остальные члены группы не разделили подобного энтузиазма, и мне пришлось послушно последовать за ними вниз по обычной тропе, так и не реализовавшись до конца.

Была ли это горная эйфория или что-то еще, я не знаю. Что бы это ни было, оно стало самым приятным воспоминанием о восхождении на Килиманджаро.

День 4. Хижины Хоромбо (3721м) — барак Кибо (4714м)

Уже третий день, я в буквальном смысле веду группу. Дорога одна, потеряться сложно. Но с началом шторма (месиво дождя, града и снега), найти сухое место на дороге стало практически невозможно. А учитывая, что моя низкорослая напарница могла перешагнуть не через каждую лужу, я искренне анализировала дорогу и старалась найти лучший проход из возможных. Так я допустила свою первую грубую ошибку.

Мозг потребляет 20% от общего кислорода. В условиях высокогорья, т.е. кислородного голодания, активно работающий мозг ускоряет развитие горной болезни. Не удивительно, что в скором времени головная боль начала разрывать меня на части. Дважды мне хотелось взять гида за грудки и напомнить ему кто из нас гид. Но я, почему-то, так не поступила.

Мой слабый голос на видео дублируется субтитрами. Не забудьте их активировать.

В конце концов, привычная тошнота и головная боль отступили на задний план, а горная болезнь проявилась совершенно необычным образом. У меня начались зрительные галлюцинации. В метрах пятидесяти впереди, я увидела двух людей в нереально ярких желтой и малиновой куртках. Взмах ресницами и их уже там нет. Они были как яркое разноцветное пятно на абсолютно сером холсте. Через триста метров, опять те же ребята и снова я моргнула, и их нет. По ходу, альпийская пустыня просматривается на километры вдаль даже в такую дождливую погоду. Парни не могли внезапно исчезнуть.

Моя физическая энергия начала вытекать как через водопроводный краник. До барака Кибо оставалось всего триста-четыреста метров, а я не чувствовала в себе силы даже на один шаг. Улитка была бы скоростным авто по сравнению со мной. За галлюцинациями последовали провалы в памяти, и это было наверно самым страшным. Я видела возле себя скалу, взмах ресницами, и она почему-то уже в пятидесяти метрах позади меня. Еще взмах и она еще дальше.

Барак Кибо, 4720 м
Барак Кибо, 4720 м

«Игры разума» настолько истощили меня, что добравшись в полуобморочном состоянии до барака, я залезла в спальник и отключилась. Сон всегда был моим спасителем. В этот раз он спас меня опять. На ужин я поднялась в нормальном физическом состоянии, а главное без головной боли. Ух-ты! Поела только суп (пять тарелок), на лапшу и мясо у меня аппетита не было. Объявили время выхода на финальный штурм — полночь. Иду спать еще на пару часов.

Барак похож на студенческое общежитие, где движение не останавливается ни на минуту. Люди бегают по комнатам и одалживают кому, что больше нужно: сухие носки, туалетную бумагу, таблетки от головной боли… Как тут отдохнешь?

Поспать удалось всего полчаса. Физически чувствую себя нормально, а вот голова побаливает. Ладно. Все группы собрались в ресторане. Пьют чай, принимают таблетки. Смешные они со своими таблетками. Вероятно, я просто принадлежу к другой школе альпинизма.

Забегая вперед, скажу, что после Килиманджаро, я в корне изменила свое отношение к комплектации аптечки и людям, принимающим таблетки на высоте.

Ночь финального восхождения.

Вещи были приготовлены заранее, так что мы проснулись, оделись и пошли. Сначала все шло хорошо. Я даже не помню, чтоб проговаривала какие-то считалки для поддержания темпа. Небольшая головная боль присутствовала, но она была небольшой.

Гора Килиманджаро, Танзания
Гора Килиманджаро, Танзания

Подъем к кратерному кольцу был достаточно крутым. По мере продвижения, все время приходилось выходить на сыпуху, чтоб обгонять группы, идущие медленней нашей.

 Сыпуха - каменистая осыпь на крутом склоне. Делаешь шаг вперед, съезжаешь на два шага назад. 

В конце концов, мы застряли в хвосте довольно длинной группы (около 20-ти человек) и гид спросил: «Обгоняем?», я ответила: «Да». Думаю, именно тогда я израсходовала слишком много сил и сбила дыхание. Это стало началом конца моего восхождения.

Моя напарница в мокрых ботинках начала промерзать, так что главный гид принял решение разделить группу. Повел более быструю напарницу наверх, а меня оставил продолжать подъем со своим помощником. Это была вторая грубая ошибка.

Помощник гида, он потому и не гид, что имеет недостаточно альпинистского опыта и надлежащих медицинских и языковых знаний.

В тот момент, по другую сторону горы (маршрут Мачаме), гид альпинистского клуба «Тропа» инструктор по альпинизму Андрей Филиппенко вел своих ребят на вершину. Как же я жалела, что потеряла связь с ним. Предварительно загруженной в мою голову интернет-информации о горняшке, больше не хватало. Мне нужен был совет профессионала, которого рядом, к сожалению, не было.

Гора Килиманджаро
Гора Килиманджаро

Мы продолжили восхождение. По мере подъёма, мои движения становились все медленней и медленней. Мне нужно было чаще останавливаться на передышку. Головная боль нарастала, а налобный фонарик увеличился в весе и стал давить на голову с жуткой силой. Спустя 50м меня вырвало. Потом еще, и еще… А потом в мозгах произошел «ВЗРЫВ!»

Такое ощущение, что на голову одели тяжелый стальной шлем и содрали кожу, оголив ВСЕ нервные окончания на теле. Но самым болезненным местом были глаза — абсолютная непереносимость света. Я зажмурилась от боли.

«Мы должны срочно спускаться», — прошептала я и повернула на спуск. Кратерное кольцо было близко и растерявшийся гид начал уговаривать: «Ты уверена, что хочешь спуститься? Уже близко, ты уверена?»  Но у меня больше не было сомнений, что в моей голове произошло что-то нехорошее. Теперь все будет зависеть от того, как быстро я смогу сбросить высоту.

День 5. Спуск (5300м) — барак Кибо (4714м) — Хижины Хоромбо (3721м)

Я шла с полузакрытыми глазами, направив свой фонарик куда-то в небо. Меня злило абсолютно все: «Гид шел слишком медленно, барак был слишком далеко, что я здесь вообще делаю?, нужно распродать высокогорные вещи, какого черта я не повернула вниз сразу?»…мысленный бардак поглотил меня целиком.

Прейдя в барак, гид дал горячего чая, засунул меня в спальный мешок  и попросил поспать. С рассветом будем идти вниз. В этот раз спасительный сон не наступил. Я пролежала в спальнике до первых лучей солнца, пытаясь согреться, но так и не смогла заснуть.

Когда мы, наконец-то, выдвинулись в путь, я не пошла вниз, я полетела. Даже в высокогорных очках я до сих пор не могла переносить свет. Несколько раз гид останавливал меня, чтоб напоить водой и передохнуть. Но мысль, что сброс высоты вернет меня в норму, гнала меня дальше вперед… А еще, мне очень хотелось, чтоб пошел дождь. Он как-то положительно влиял на мою головную боль.

Эвакуация Хижины Хоромбо (3721м) — отель (1530м)

Сбросив 1600м высоты, ожидаемой стабилизации организма не произошло. Необходимо идти дальше вниз или вызывать спасательное авто. К слову, автоэвакуация пострадавших, включена в стоимость билета парка Килиманджаро и доступна в любое время, но с определенных мест.

Служба спасения, Килиманджаро
Служба спасения, Килиманджаро

Мы зарегистрировали вызов автомобиля. На время ожидания меня поместили в один из свободных домиков. Носильщики приготовили яичницу. Я заставила себя съесть кусочек, но сразу ощутила прилив тошноты. Поем позже… Через полтора часа приехал старенький Ландкрузер, как оказалось не только за мной. Вторым пострадавшим был молодой носильщик с подозрением на отек легких. Он уже находился в барокамере в очень плохом состоянии, так что мы прямиком направились в католический госпиталь. Пошел дождь…

К моему ужасу, по приезду в госпиталь, юноша скончался. И я подумала: «Господи, смерть от горной болезни — это реально. И она (смерть) сейчас лежит в этой барокамере перед моими глазами».

При ухудшающемся физическом состоянии, силу воли можно и нужно использовать для спуска, не для восхождения. 

Вернувшись в отель, я еще долго сидела, уставившись в одну точку, и слушала музыку для медитаций. Попытка помыть волосы, закончилась истеричным рыданием в душе из-за невозможности прикоснуться к корням волос. Те, кому знакома мигрень, знают о чем я.

Горная болезнь — это не просто неудобство в горах. Это очень болезненный и опасный процесс. А главное, ущерб нанесенный телу и мозгам, с годами никуда не исчезнет. Во всяком случае, так говорят доктора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.